О воспоминаниях Вадима Николаенко

«Кто же прототип Феди Булкина?» — спросила я Сашу Николаенко. 

«Мой папа, когда он был маленьким мальчиком», — ответила она и подарила мне эту книгу его воспоминаний.

«Дома, в институте Игоря Васильевича Курчатова и в горах 1927-2016» 

О жизни одного человека.

(издательство «РуДа», 2021)

Вадим Алексеевич Николаенко (1927-2017) записал историю своей жизни в виде коротких тематических рассказов и эссе (от одной до десяти страниц), всего 88. Вот названия некоторых из них: «Эвакуация», «Семейный альпинизм», «Спецлаборатория», «Водородная бомба», «Очки», «Черные алмазы», «Андрей Дмитриевич Сахаров», «Как стать академиком»…

Что остаётся, когда человек уходит? Последовательность фактов биографии, историй, сюжетов жизни…. 

Хорошо, когда он успел записать их сам. 

В воспоминаниях Николаенко — настроение, атмосфера, живая жизнь семьи, друзей и коллег. В них — советское состояние общности с другими; личная ответственность как часть коллективной. И пишет он эмоционально, бодро, порой иронично.

Жизнь советского государства — от встречи челюскинцев (в детстве Николаенко жил на улице Кирова, то есть на Мясницкой, на углу с Чистопородным бульваром, по которой торжественные процессии и направлялись в Кремль) до времён перестройки — отчетливо просматривается сквозь эту судьбу. (Он, например, лично пригласил Бориса Ельцина на встречу с коллективом института.)

Москвич по рождению, инженер-физик (Бауманское училище) по образованию, Вадим Алексеевич Николаенко по распределению с начала 50-х и до последних лет работал в институте атомной энергии имени Курчатова, то есть сначала под руководством самого Курчатова. 

Многие главки посвящены описанию работы (секретного в советские времена) института: атомный реактор и водородная бомба, спецлаборатория и международный отдел, научная деятельность и изобретения (других учёных и самого автора), чернобыльская авария и заграничные командировки, совет трудового коллектива и институтская газета. И конечно, персоналии: Курчатов, Кикоин, Сокольский, Сахаров, Александров, Васин, Велихов, Смирнов, Румянцев…

Одна из главок — «Течеискатель» — рассказывает, например, о создании прибора «для обнаружения малых отверстий, из-за которых в установках нарушается вакуум». 

Николаенко не боится показаться смешным и рассказывает о ситуациях подчас курьёзных. Однажды он находился на верхней рабочей площадке над реактором, из его кармана случайно выскользнули очки и упали…. в активную зону реактора! Надо ли говорить, что реактор пришлось срочно остановить?

Автор был ещё и опытным (и похоже, известным) альпинистом; треть его книги — про горы, восхождения и друзей-альпинистов (сколько же их погибло!). Он увлекся альпинизмом ещё в 1946 году после первого курса МВТУ им. Баумана и затем долгие годы каждое лето покорял вершины и работал в альпинистских лагерях в качестве инструктора. 

Первым в Советском Союзе Николаенко совершил восхождение на гору Ушба, за что получил золотую медаль и звание мастера спорта. Он был и художником-любителем — на обложке книги его картина, написанная в молодости. 

В качестве иллюстраций не только старые чёрно-белые фотографии и некоторые документы, но и рисунки Саши, сопровождающие прежде всего первые, детские главы.

Воспоминания написаны очень просто, без всяких изысков. Иной задачи, кроме как рассказать самое главное о своей жизни, автор и не ставил. И текст следовало бы, конечно, отредактировать, хотя бы запятые по местам расставить. Но своеобразная привлекательность подобных книг именно в «несделанности», в их предельной (ну да, почти предсмертной) искренности и открытости, даже исповедальности (автор буквально признается в нескольких грехах, например в убийстве камышового кота).

При чем же здесь Федя Булкин? — Характер! 

Искренний, активный, умный, бесконечно любознательный, настойчивый, активный, борец за справедливость — это и Сашин папа, и «небесный почтальон Федя Булкин». 

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.