О книге Софии Синицкой «Безноженька» (Лимбус пресс, 2021)

«Безноженька» — короткий заглавный роман о любви и дружбе современных молодых, преимущественно творческих людей  (героям от 17 до 22), живущих не только в реальности, но и в сети. К нему в книге примыкают два рассказа деревенской (тоже современной) тематики. 

Кирюха, Коля и Марфуша — главные герои, между которыми и возникают главные перипетии, позже появляется Настя и любовно-дружеский треугольник превращается в четырехугольник. Коля и Марфуша — старшеклассники, но про их учебу мы ничего почти не узнаем, да и в школе они бывают как-то нереально редко; знакомятся они в сети — участвуют в одной ролке (ролевой письменной игре), а затем Коля приезжает из деревушки на весенние каникулы в гости к Марфуше в Петербург, на Васильевский остров. Этажом ниже в ее доме живет красавец Кирюха, он и есть «безноженька» (см обложку). Несмотря на то, что еще в младенчестве остался без ног (а может, и благодаря этому), человек успешный, харизматичный, хорошо обеспеченный, с прекрасным вкусом. Этакий современный почти Печорин, купающийся в женском внимании и в 22 года заявляющий: «просто я постарел и хочу покоя». Коля прост, умен и надежен. Марфуша — творческая натура, художница — искренна, эмоциональна, сострадательна. У каждого, разумеется, своя специфическая история (или предыстория) с родителями. 

Кульминацией этого небольшого (две части, 12 глав и 9) в лучших традициях классики становится настоящая дуэль (пятая глава второй части, пропущенная, кстати, в оглавлении): 

» —  Господа, предлагаю вам помириться. Николай, вы оскорбили Кирилла, назвав его инвалидом. Это нехорошо с Вашей стороны. Он не виноват, что ему в детстве ноги отрезали. Признайте свою ошибку, и поедем в чебуречную, — сказал первокурсник.

  • А я не из-за ног его инвалидом назвал. У него сердца нет. И мозгов.
  • Ну, тогда к барьеру. Положите ветки. Зато елда есть, и твоя Марфуша это знает. Двадцать шагов! — Не было сомнений, что Кирюха хочет убить Колю». 

Страсти кипят изрядные; все происходит очень быстро, почти никаких описаний. Художественное пространство текста не то чтобы недостоверное, но скорее, сказочно-условное (здесь и компьюторные и ролевые игры, и реконструкции), несмотря на конретные приметы времени вроде «ковидлы» и магазина «Дикси». Во многом неоднозначный роман, чего только стоит странная линия отца Пахомия — «Он, может, конечно, и «пидор», но при этом святой человек» и блаженного инвалида Володегьки, пускающего «святолучики»(!). Пролог и эпилог перекликаются — там отдельная история любви парочки третьестепенных персонажей, которым автор выделил уголок. Кстати, сам автор появляется в полудокументальном эпилоге, чтобы лично попращаться с главным героем. 

Рассказ «Пирожок» (с документальным привкусом) — героиня живет с дочками во время прошлогоднего карантина в заброшенной деревне Опечек, и там у них появляется хищный кот Пирожок, который душтт крыс (а их много), затем крота, птичек, а потом начинается всявкое мистическое…

Рассказ «Остап» — про харизматичного постаревшего козла Остапа (причем написано так, чтобы читатель не сразу понял, что речь идет про козла, можно подумать, что про человека; но извините, с первой страницы ясно, что про козла) и про то, как к Анне Ивановне, директору небольшого музея-усадебы, и ее одиннацатилетнему сыну Пете приезжают в гости сначала токсичные (правда, токсичные, извините, иначе не сказать, раз уж есть теперь этот эпитет) родственники — семейная пара  с сыном-подростком, а потом старый знакомый, любитель-археолог, француз с русскими корнями. 

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.