О сборнике Анны Матвеевой «Картинные девушки»

В честь 8 марта читаю книгу Анны Матвеевой «Картинные девушки» (АСТ, РЕШ, 2020). 

Это истории о великих художниках и о судьбах их моделей, женщин, изображенных на их полотнах. Истории про красоту и вдохновение, про идеальные образы и трудные жизненные обстоятельства, про гениальные натуры и великое служение. Какой же удивительно разной являлась женская красота в разные времена и эпохи! 

В книге 18 глав, в каждой из которых обозначена параллель «художник — натурщица». Иногда один художник и несколько моделей (Изабелла Брант, Елена Фоурмен — Рубенс), а иногда наоборот: одна героиня и несколько художников (Мария Тенишева — Репин, Серов, Врубель). История каждой натурщицы, разумеется, уникальна. В некоторых случаях речь идет о счастливом семейном союзе — например история Рембрандта и Саскии: «Саския … принесла Рембрандту новое вдохновение, она добавила свет в его живопись, навсегда изменив женские образы. Теперь в них будет отражаться хотя бы одна черта его любимой жены: покорность, доверие, спокойствие, легкость, смешливость». В других — о дружбе и любовных отношениях — Брюллов и Юлия Самойлова: «Роман Карла Брюллова и Юлии Самойловой вспыхнул в единое мгновение — и полыхал долгие годы. … Юлия сопровождает Карла в прогулках по руинам Помпеи, она позирует ему для портретов, как одна, так и со своими обожаемыми воспитанницами». 

А порой история и вовсе необычна — натурщица и не думала позировать: увидев ее в обществе, художник настолько впечатлен, что после долгие годы воспроизводит ее черты на своих полотнах. Это случай Боттичелли и Симонетты Веспуччи: «в ее красоте Боттичелли обрел вечный источник вдохновения и радости» и был влюблен «не столько в саму Симонетту, сколько в тот пленительный образ, который она для него воплощала». Причем и в «Весне» и в «Рождении Венеры» мы можем увидеть, что «печаль у Боттичелли неразрывно связана с красотой, а красота — с печалью». 

В конце книги — солидная библиография: видно, что Анна Матвеева серьезно поработала с разными источниками. Но, как и в романе «Перевал Дятлова», при исследовании каждой биографии она предпочитает находиться в пространстве вариантов: могло быть так, а может, и вот так, а еще и такое говорили… (Что стало с Форнариной-Маргаритой после смерти Рафаэля? Возможно, она стала монашкой. А может, и куртизанкой…) Такой подход порой, к сожалению, несколько снижает общую стилистику, соскальзывая в пространство сплетен и кривотолков. 

Зато у этой книги замечательный масштабный эпиграф — стихотворение Роберта Рождественского: 

Кем они были в жизни — 

величественные Венеры?

Надменные Афродиты — 

кем в жизни

были они?

…..

Натурщицы приходили

в нетопленные каморки.

Натурщицы приходили — 

застенчивы и чисты.

….

Но целую армию

красок

художник

гнал

в наступленье!

…….

И яркие, качественные иллюстрации (на фото лишь некоторые). Но в том то и дело, что книга Анны Матвеевой вдохновляет открывать скорее художественные альбомы, искать неизвестные картины в интернете, идти в музей, в конце концов! Всматриваться в женские лица на картинах и портретах, искать за красотой внешней обаяние и грацию, глубину и красоту внутреннюю, душевную.

Дорогие девушки и дамы, подруги и знакомые! В этот весенний (но такой сегодня снежный и морозный) праздник желаю нам всем красоты. Красоты и нежности!

(Кстати, завтра вечером собираюсь на встречу с Анной Матвеевой в Центральном Доме Книги на Арбате.)

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.