О романах Евгения Чижова

1. “Собиратель рая” (АСТ, РЕШ, 2019) — роман-победитель премии “Ясная Поляна” (объявлен несколько дней назад). История о времени и памяти, внутренней свободе и условности любой самоидентификации. Об отношениях матери и сына, о болезни и старении. Эпоха 90-х дарила благословение свободой и позволяла не вписываться в доставшееся время. Но какие варианты? Одних из возможных — выбор главного героя, харизматичного Кирилла Короля. Он пытается преодолеть время с помощью стиля; он — король барахолки, безупречно чувствует иные времена и эпохи; отрицая настоящее, он стремится жить в любом времени. Герои бродят по февральской морозной Москве начала нулевых: Марина Львовна, мать Кирилла, ищет свое прошлое, а он ищет мать. Февральская метель очень красива. Темп романа неспешный — позволяющий наблюдать, размышлять, осознавать. Стилистически и композиционно безупречная, легкая и глубокая проза.  

2. “Перевод с подстрочника” (АСТ, РЕШ, 2013) — роман о природе власти и о поэзии. Один из эпиграфов “Поэзия — это власть” (О.Мандельштам в разговоре). Автора интересует в этом романе не политика, а именно тема власти и сила поэта-пророка, воздействие его поэтического слова. Олег Печигин — поэт и переводчик — по приглашению своего друга детства Тимура Касымова едет в некое условное азиатское государство Коштырбастан, чтобы перевести на русский язык стихи президента этой страны (Народного Вожатого). На уровне ощущений этот роман страшный: некая обреченность героя, его наивность чувствуется с первых страниц, точнее, со второго эпиграфа (о котором умолчу).  Этот роман в свое время вызвал большой  интерес и резонанс и тоже был близок к получению премии.

3. “Персонаж без роли” (Эксмо, 2008) — выпущен более 10 лет назад (и с тех пор не переиздавался), с нелепой, даже отталкивающей обложкой, это самый любимый роман автора (как он однажды признался). Мне этот роман тоже нравится больше других, в частности финалом, который  (внимание, спойлер!) можно считать счастливым.  И хотя текст еще не столь стилистически безупречен, как более поздние вещи, на содержательном уровне роман очень силен. Много рефлексирующий интеллигентный герой Чижова — Андрей Куницын (Струна) — чем-то напоминает Андрея Топкина, героя недавнего романа Романа Сенчина “Дождь в Париже”. Оба делают осознанный выбор быть аутсайдерами; им, например, совершенно все равно кем работать. Однако они вовсе не неудачники. Но если сенчинский герой переживает такую судьбу как трагедию, то герой Чижова находит возможность осознать ее как свободу, осознать условность любой социальной, семейной, профессиональной идентификации, сделать шаг за кулисы. Серьезная философская проблематика не мешает роману быть динамичным, остросюжетным, с любовным многоугольником, криминальной драмой, убийством, ограблением, пожаром и все это приправлено еще театральной темой (постановкой “Макбета”). Искусство как сила, способная менять реальность, — одна из центральных тем у Чижова. Хочется верить, что у романа есть шанс быть переизданным.

4. “Темное прошлое человека будущего” (даже не знаю, какого года; первый роман Чижова) — в книжно-бумажном виде его не найти; читала в виде сценария на сайте автора. Москва, примерно 1994 год: главный герой Андрей Некрич превращает свою жизнь в игру, в авантюру. Все прежние устои, правила, порядки — под сомнением; все условно и относительно. А значит можно рисковать, можно быть кем угодно, можно силой своего намерения создавать новые мифы и быть неуязвимым (до поры). Надеюсь, что тоже переиздадут.

Чижов-писатель обладает такими ценными и столь редкими сегодня профессиональными качествами, как умение не спешить и точность. Он пишет медленно и очень качественно. При чтении чувствуется внимание к тексту, его выверенность.

Многие ключевые философские вопросы, пропущенные сквозь призму времени, эпохи, в романах Евгения Чижова получают новые, неожиданные ракурсы. И это не абстрактная философия, а осмысленный жизненный опыт. Типажи героев — психологически достоверные, логика их характеров узнаваема: читая, в некоторых персонажах и их поступках видела черты реальных людей. В любой современной русской прозе при чтении стараюсь рассмотреть связь с литературой века 19. Так вот: романы романы Чижова наследуют традиции Достоевского; не в плане языка и стиля, конечно (Достоевский писал быстро и стилистически неряшливо), а масштабом философских и этических тем, глубиной психологизма.

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.