О романе Яны Вагнер «Вонгозеро» и сериале «Эпидемия»

Просмотр экранизации после прочтения книги нередко становится радостным поводом для гордости за здоровье своего воображения. Именно этот случай. Проза Яны Вагнер прежде всего хороша захватывающим сюжетом, динамичной интригой; это мастерски рассказанная история. Эти качества и востребованы при экранизации, однако в сериале событий становится еще больше, они громоздятся друг на друга, в заключительной серии дело доходит до полного абсурда, сочувствовать героям уже никак не получается и просто неудержимо смешно. (Какой самолет? Какие китайцы?)

Но романы Вагнер, кроме того, сильны и интересны своим умным психологизмом. И в “Вонгозере” и в романе “Кто не спрятался” она несколько искусственно помещает группу людей в экстремальные условия (и неизбежно приходится принять эту условность, просто как правило игры), а дальше весь интерес в том, как проявляются, раскрываются их характеры, что там из человека полезет (а иногда слоями — то хорошее, то плохое). И вот это самое интересное, этому веришь, тем более что написано живым и точным языком.

В центре повествования в “Вонгозере” хорошо образованная, рефлексирующая женщина-психолог, и все события даны через призму ее восприятия. Ясно, что в фильме сохранить это не получается и ей (в качестве минимальной компенсации, очевидно) выдают блокнот и ручку/карандаш — пусть записывает свои рефлексии, глядишь по сюжету пригодятся. В сериале в центре действия мужчина  (кто бы сомневался), доверие к образу которого тает с каждой серией.

В романе минимум фантастики, по сути реализм с допущением, фантастична лишь сама ситуация эпидемии (да и она фантастична ли при нынешних-то новостях?!), а далее — психологическая достоверность характеров и ситуаций.  В книге почти нет паники, наоборот, спокойная, деловитая уверенность, что можно выбраться, и она подкрепляется практическими навыками многих героев. А в фильме — сплошные истерики: в разных сериях у разных персонажей находится повод, прям-таки по очереди. Но в такой истеричной суете, без отрешенности и внутреннего спокойствия шансов на спасение нет.

Хотя сюжет сериала во многом отличается от романного: не того порезали, не та мама умерла, а дедушка вообще-то выжил, не хватает еще одной семейной пары с машиной, да и целой деревни на берегу озера, но есть и плюсы: характеры двух главных героинь, интересное неожиданное решение характера Миши, Полина тоже кстати появилась, да и доктор замечательный (прямиком из “Аритмии”). Мне понравился (отсутствующий в книге) эпизод молитвы по рации и такой персонаж, как священник.

Жаль, что упущен мотив маршрута: хотя герои иногда смотрят на карту, но по каким дорогам они едут, зритель не в курсе, лишь неожиданно один город на пути — Череповец. А роман — травелог, в нем маршрут постоянно обсуждается и карта есть на последней странице  — все логично и достоверно. Зато в экранизации вдруг появляется отдельная тема народного протеста и стремительного народного ополчения во главе с Анной Михалковой  (“С нами так нельзя!”). Что тут скажешь? Почти все экранизации книг находятся под влиянием настроений общества и отражают специфику телеканала, для которого снят фильм, запросы его зрителей. Вряд ли стану смотреть второй сезон, а вот продолжение романа — книгу “Живые люди”, которая вот только-только вышла в РЕШ,  прочту обязательно.

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.