О романе Любови Бариновой «Ева»

Роман Любови Бариновой «Ева», вышедший этой осенью в РЕШ, — это прежде всего интересно рассказанная история. История о жизни сестры и брата — Евы и Германа, о мести брата за сестру. Увлекательный сюжет охватывает сразу несколько временных пластов: детство героев в 70-е и 80-е(герои 1974 и 1975 г. рождения), события 2003 года и сегодняшнее время. Чрезмерная (но не патологическая) привязанность брата к сестре обуславливает рисунок его судьбы. Кульминационный разговор Германа с его приемной дочерью Аришей однозначно отсылает к одному из известнейших диалогов в литерутуре 19 века — Сони и Раскольникова — о том, «имеет ли право» герой. » Ты не имел права!», — кричит Герману Ариша. А Герман как раз считает, что он «имел право». Впрочем, он никого не убил (хотя намеревался, и пистолет в романе фигурирует), но он совершает иное преступление, косвенно приведшее к смерти людей.
В романе, с одной стороны, созданы яркие , достоверные образы — Германа, бабушки, Ариши, но в то же время образ заглавной героини выглядит противоречивым и недостоверным. Ева сильная, самостоятельная, независимая, довольно умная и противоречивая. Но поверить в ее трехлетнюю учебу на романро-германском отделении филфака не получается. Совершив нехитрые подсчеты, я пришла к выводу, что Ева должна была быть моей однокурсницей. Ни о каких особых способностях Евы к языкам не упоминается, а речь идет о ее бесконечных романах и почти богемном образе жизни. А учеба на филфаке — это либо выдающиеся способности, либо долгие часы в лингафонном кабинете и библиотеке. А вот образ отца — столь значимый в начале романа — вообще необъяснимо потерялся. Что стало с этим персонажем? Логично было бы рассказать его дальнейшую судьбу хотя бы в паре предложений.
Устная речь героев тоже, к сожалению, не всегда достоверна. Но это первый опубликованный роман Любови Бариновой, поэтому, наверное, не следует особо придираться. И роман, безусловно, удачный. Он понравится тем, кто любит динамично развиваюшийся сюжет, обилие событий, интригу (описания в тексте минимальны). Украшают роман и милые бытовые приметы времен — например, кубик Рубика в 80-е. На презентации «Евы» на выставке НОНФИКШН было упомянуто, что права на экранизацию текста уже проданы. Надеюсь, что этот многообещающий сюжет найдет достойное воплощение на экране.

Опубликовано Татьяна Веретенова

Филолог, литературный критик.